Войти

Войти

    О ВЫГОДАХ И ПЕРСПЕКТИВНЫХ НАПРАВЛЕНИЯХ РАЗВИТИЯ КЛАСТЕРОВ В ОТРАСЛИ ЛЕГКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

    Формирование кластеров входит в приоритеты национальной Стратегии развития легкой промышленности до 2025 года. Кластеры должны позволить развернуть внутри страны полноценные производственные цепочки с участием российских производителей.

     

    Сегодня понятие «кластер» активно вошло в лексикон представителей власти, предпринимателей, экспертов. Практически каждый деловой форум не обходится без мероприятий по кластерной политике. Настоящая статья призвана дать читателю общее представление о природе кластеров, выгодах от участия в кластере для игроков отрасли, а также об актуальном инструментарии государственной поддержки кластерного развития в России. В рамках обсуждения развития отечественной легкой промышленности приведена оценка перспектив роста отдельных сегментов рынка конечной продукции отрасли.

    Об определении кластера
    Понятие кластера, как некоторого объединения однородных единиц в систему, обладающую определенными свойствами, успешно использовалось в химии, физике, астрономии и т.д. Предположительно, своим появлением в словаре экономистов термин «кластер» обязан матери всех наук – математике, а точнее, многомерному анализу данных. Он предполагает проведение специальной статистической процедуры, в ходе которой выполняется сбор данных, содержащих информацию об определенной выборке объектов, а также их упорядочивание в сравнительно однородные группы – так называемые «грозди», «сгустки» или «пучки» – «кластеры».

    Роль главного популяризатора кластеров в экономике приписывают профессору Гарвардского университета Майклу Портеру, опубликовавшему в начале 1990-х труд о сравнительной конкурентоспособности государств и конкурентных преимуществах национальных экономик. В нем М. Портер определил кластер как группу географически соседствующих взаимосвязанных компаний (поставщики, производители и др.), а также связанных с ними организаций (образовательные заведения, органы государственного управления, инфраструктурные компании), действующих в определенной сфере и взаимодополняющих друг друга. Профессор предположил, что конкурентоспособность страны следует рассматривать через призму международной конкурентоспособности не столько отдельных ее фирм, сколько укрупненных «кластеров» – объединений фирм различных отраслей. Важно отметить, что рамки кластера позволили под одной крышей объединить не только поставщиков и переработчиков по вертикальной цепочке, но и прямых конкурентов. Это привело к появлению феномена «со-конкуренции» (coopetition), характерного для партнерства независимых игроков, конкурирующих на одних и тех же рынках, но способных к объединению усилий для решения общих задач.

    Обычно кластер принято воспринимать как географически обособленную сеть организаций. Однако кластеры могут выходить за рамки одного региона, и даже за пределы одной страны. Все зависит от целей создания кластера. Примерами межрегиональных и межстрановых кластеров в Европе являются: стекольный кластер (Австрия, Германия, Чехия), текстильный кластер (Австрия, Чехия), кластер Bio-Valley (Швейцария, Германия, Франция).

    В качестве основной цели участия в кластере компании обычно определяют доступ к набору уникальных сервисов, предоставляемых участникам кластера со стороны специализированной кластерной организации – своего рода «управляющей компании» кластера. Среди типичных кластерных сервисов можно отметить:

    • Обучение кадров и развитие персонала;
    • Создание и продвижение торговых марок;
    • Консультирование по управлению проектами и привлечение финансовых и нефинансовых ресурсов в проекты участников кластера;
    • Организация коллективного доступа к оборудованию;
    • Проведение различных тематических семинаров и мероприятий;
    • Организацию работы менторов для развития проектов;
    • Установление контактов с властью (местной, региональной и федеральной);
    • Установление контактов с зарубежными партнерами и крупными международными компаниями, международными организациями и фондами;
    • Работу в области развития стандартизации и сертификации.

    Успех кластера, как правило, зависит от работы команды менеджеров специализированной организации кластера – штатных специалистов, выполняющих роль «одного окна» для участников кластера при решении их задач.
    Результаты первых опытов применения кластерного подхода в экономике появились задолго до появления портеровской концепции кластера. Идеи анализа выгод от концентрации в отдельной местности компаний, специализирующихся в той или иной отрасли, появлялись, начиная с конца XIX в. В 70-80-е года XX в. кластеры заявили о себе по-новому, продемонстрировав явные положительные эффекты от кластерной кооперации компаний малого и среднего бизнеса (МСП), способных конкурировать с крупными корпорациями. Такие страны, как США, Япония, Германия, Франция, Италия получили значительные мультипликативные эффекты от использования кластерного подхода при развитии целого ряда отраслей: от информационных технологий и химического производства – до косметики и машиностроения.

    Ускоренному развитию инновационной экономики в кластерах способствовал успех от объединения усилий сразу трех групп «бенефициаров» кластерной политики – государства, бизнеса и науки – при решении задач по разработке и выведению на рынок новых продуктов и технологических решений. Такой феномен «тройственного партнёрства» впоследствии стал известен под термином «тройной спирали», который благодаря профессорам Генри Ицковицу (США) и Лойету Лейдесдорфу (Нидерланды)1 прочно закрепился в экономическом лексиконе к концу 90-х XX в.
    Собственно, к концу 90-х в мире накопился достаточный опыт применения кластерного подхода в экономике, и передовые страны повысили свои ставки в игре за лидерство в кластерном росте. Только на программу InnoRegio, направленную на решение инновационных проблем восточной Германии, правительством Германии в период с 1999 по 2006 гг. было выделено около 230 млн. евро. Программа позволила в участвующим в ней регионах создать новые рабочие места (показатель прироста составил 11%), активизировать инновационную деятельность (44% компаний-участников программы подали заявки на патенты, а 40% участников смогли создать и выпустить новые продукты2) .

    К середине 2000-х популярность кластеров привела к повальному увлечению кластерными моделями практически во всех развивающихся странах. Это вылилось в то, что в кластерную гонку устремились все, кто более или менее представлял выгоды от кластеризации экономики: с начала и до середины 2000-х годов число кластерных инициатив в мире утроилось, приблизившись к почти 1,500 различных инициатив, так или иначе претендующих на наименование «кластер».

     

    Об инструментах поддержки кластеров
    За последние десять лет России также удалось серьезно продвинуться в направлении кластеризации экономики. С середины 2000-х понятие кластер стало фигурировать в государственных документах стратегического уровня, а с начала 2010-х годов кластеры прочно вошли в федеральную повестку и заняли свое место в программе действий российского правительства3 . Кластерные инициативы получили активное распространение в большинстве субъектов Российской Федерации. На сегодняшний день в России в том или ином виде реализуются более 100 кластерных инициатив из более, чем 40 регионов4

    Так, в 2012 году Минэкономразвития России была начата программа поддержки пилотных инновационных территориальных кластеров (далее – ИТК), нацеленная на поддержку развития кооперации, прежде всего, в высокотехнологичных секторах экономики. В программе участвовали 27 кластеров. В рамках поддержки кластеров государство субсидировало проекты, касающиеся развития инновационной и образовательной инфраструктуры, повышения квалификации кадров, общей консультационной и методической поддержки кластерного развития, расширения кооперации и продвижения кластеров на внешние рынки.

    В 2016 году на смену программе развития ИТК пришла новая программа поддержки кластеров «новой генерации», так называемых кластеров-лидеров, ориентированных на конкуренцию за инвестиционные ресурсы на мировой арене. В рамках нового подхода государство планирует поддерживать кластеры, способные обеспечить опережающие темпы экономического роста за счет развития предпринимательства, встраивания в глобальные цепочки добавленной стоимости и, собственно, за счет успешной конкуренции на глобальном рынке. В данной программе участвуют 22 кластера, отобранных в ходе специального конкурса. До настоящего времени бюджет новой программы поддержки кластеров-лидеров Минэкономразвития России не раскрывает. Однако, масштабы поддержки в рамках предыдущей программы говорят о наличии достаточного внимания и сравнительно высоких ожиданиях со стороны министерства в отношении отобранных кластеров – в период с 2013 по 2015 гг. на программу поддержки ИТК5 было выделено более 5 млрд. руб.

    В 2015 году свое участие в реализации федеральной кластерной политики продемонстрировал Минпромторг России, выступив с инициативой, направленной на развитие кооперации в промышленных кластерах. Данные кластеры призваны стать своего рода точками роста отечественной промышленности. Поддерживать промышленные кластеры Минпромторг предполагает за субсидирования части затрат участников кластеров на НИОКР, обучение, лизинг, сертификацию и др. в рамках реализации их совместных проектов. При этом каждый совместный проект участников кластера должен быть нацелен на выпуск импортозамещающей продукции. С 2016 года министерство ведет собственный реестр промышленных кластеров и проводит конкурсы совместных проектов. Реестр в рамках постоянно действующей экспертной процедуры по анализу заявок от кластеров, претендующих на соответствие критериям, указанным в Постановлении Правительства РФ от 31 мая 2015 года №779 (в текущей редакции от 26 сентября 2016 г.). Последующая поддержка отдельных кластерных проектов предусмотрена в соответствии с экспертной процедурой в рамках Постановления Правительства РФ от 28 января 2016 г. №41 (в текущей редакции от 6 октября 2017 г.). Согласно данным Геоинформационной системы индустриальных парков, технопарков и кластеров Российской Федерации на момент подготовки настоящей статьи в реестре министерства находилось 20 промышленных кластеров6.

    Развитие кластеров легкой промышленности в России: возможные направления

    В России менее чем за пять лет удалось существенно изменить ситуацию в отрасли легкой промышленности. По данным Росстата по итогам 9 месяцев 2017 года в сравнении с аналогичным периодом прошлого года индексы производства текстильных изделий составили 107,6%, производства одежды - 102,5%, производства кожи, изделий из кожи - 103,7%7 . Положительная динамика в легкой промышленности стала возможной вследствие активизации инвестиционных процессов в отрасли: с 2012 года в различные промышленные проекты было вложено около 80 млрд. рублей частных инвестиций.

    Несмотря на относительно высокие показатели роста, при оценке реальной ситуации в легкой промышленности стоит учитывать наличие так называемого эффекта «низкой базы». Согласно отраслевым исследованиям в начале 1990-х годов в отечественном легпроме произошел сильнейший обвал: объем производства продукции в стоимостном выражении снизился в 5 раз, в натуральном — в 8 раз8. Он был обусловлен разрушением сложившихся цепей поставок и массовым наплывом дешевого импорта, прежде всего из Китая. Отрасль оказалась на грани исчезновения. И лишь благодаря радикальным общесистемным мерам по оздоровлению экономики, предпринятым правительством в конце 1990-х - начале нулевых, а также энтузиазму отдельных игроков отрасли, в 2000-е годы начался ее умеренный рост.

    В первый год после кризиса 2014 года существенную роль в снижении объемов производства и ухудшении экономической ситуации отечественных предприятий легкой промышленности оказало увеличение стоимости импортного сырья и комплектующих, не производимых в России. Тем не менее, девальвация рубля повысила общую привлекательность инвестиций в производство импортозамещающей продукции, в том числе и в формирование отечественной сырьевой базы для легкой промышленности. Так, по данным Росстата, выпуск тканей в России в 2016 году составил 5,409 миллиарда квадратных метров, что выше показателя 2015 года на 19,3%9.

    В 2017 году в экспертном сообществе активно обсуждался проект Стратегии развития легкой промышленности до 2025 года. Если считать основными сегментами рынка готовой продукции швейного и обувного производства одежду, спецодежду, обувь, изделия из кожи и домашний текстиль, то степень локализации по этим направлениям оценивается следующим образом10:

    • Одежда — 15–20% объема локализовано и большой объем серого импорта;
    • Спецодежда — 70–80% объема локализовано;
    • Обувь — 15% объема локализовано;
    • Домашний текстиль — 40–45% производится в России.

    Из проекта Стратегии следует, что в России наибольшим потенциалом развития обладает технологическая цепочка синтетических материалов – производство химических волокон и нитей, синтетического текстиля для потребительских и промышленных целей. Синтетическая цепочка представляет существенный по объему сегмент отрасли, обладает высоким потенциалом импортозамещения и ускоренного роста. В отличие от натурального сырья, для которого существуют естественные, прежде всего, климатические ограничения, развитие синтетической цепочки возможно на базе уже существующего нефтехимического комплекса. Эффект от развития синтетической цепочки может превысить показатели по натуральному сырью более, чем в 2.2 раза – вклад отрасли в ВВП может увеличиться на 0.18%, с 0.03% до 0.21%11.
    Среди наиболее динамичных сегментов рынка легпрома, связанных непосредственно с развитием синтетических материалов (тканей, утеплителей и т.д.), можно выделить сегмент специальной и защитной одежды, включая оутдор-экипировку (одежду, обувь и аксессуары для спорта, активного отдыха и туризма) (рис. 1).

    Ожидаемый темп проста
    Рисунок 1. Оценка привлекательности сегментов рынка продукции легкой промышленности для РФ12.

    Анализ динамики и предварительные данные прогноза развития мирового рынка одежды, обуви и аксессуаров показывают, что уже в ближне- и среднесрочной перспективе по темпам роста будет лидировать сегмент одежды, обуви и аксессуаров для спорта, активного отдыха и туризма.  
    По предварительным оценкам исследовательской компании Евромонитор13 среднегодовой темп роста спортивного и оутдор сегмента в перспективе до 2021 года составит 6%, что будет выше среднерыночных темпов на 1,5%. При этом, несмотря на прогнозные данные о росте всех сегментов рынка и сохранение лидерства за сегментом верхней одежды, позитивный отрыв спортивной и оутдор одежды, обуви и аксессуаров от прочих сегментов (джинсы, нижнее бельё и т.д.) будет только нарастать (табл. 1).

    . Структура и прогноз динамики развития глобального рынка одежды
    Таблица 1. Структура и прогноз динамики развития глобального рынка одежды

    В мире развитие легкой промышленности идет с активным использованием кластерного инструментария. Кластеры позволяют регионам формировать экосистему игроков, способных устойчиво развиваться за счет взаимного дополнения в компетенциях, кооперации на различных технологических переделах, организации совместного доступа к сырью и комплектующим, проведения совместных НИОКР, разработки отраслевых стандартов. Кластеры входят и в приоритеты российской национальной Стратегии развития легкой промышленности до 2025 года. Стратегией предполагается, что кластеры могут формироваться вокруг крупных мегаполисов, а также возникать в отдельных продуктовых направлениях, что позволит развертывать внутри страны полноценные производственные цепочки с участием российских производителей.
    С учетом положительного международного опыта развития кластеров в отрасли легкой промышленности, успехов по развитию отечественных производств в сегменте спецодежды и экипировки, позитивных эффектов от импортозамещения в производстве тканей, утеплителей и фурнитуры, дальнейший рост индустрии возможен за счет применения кластерных механизмов, направленных на развитие промышленной кооперации между поставщиками сырья и производителями конечной продукции. Этой цели служат механизмы поддержки развития промышленных кластеров, предусмотренные Минпромтрогом России. Таким образом, в ближайшее время мы можем увидеть первые результаты развития кластерного движения на ниве легкой промышленности именно в сегменте специальной одежды и экипировки.

    Примеры из мировой практики развития кластеров в легкой промышленности

    Кластер текстильной промышленности в г. Сурат, штат Гуджарат, Индия.
    Благодаря тактильному кластеру город Сурат приобрел статус синтетической столицы Индии. В кластер входит более 10 тыс. участников, в основном небольшие ткацкие предприятия, перерабатывающие синтетические волокна, производимые на крупном нефтехимическом комплексе, находящимся неподалеку. В кластере объединены мощности более 700 тыс. ткацких станков, производящих более 2 млн метров ткани в день или около 12% от экспорта всей индийской продукции. В кластере участвуют 25 вертикально интегрированных компаний, остальные участники – малые и средние предприятия (МСП). Средний годовой оборот одного МСП составляет около $100 тыс14.
    Кластер активно поддерживается Министерством легкой промышленности Индии. В целом усилия индийского правительства направлены на проведение модернизации промышленности, поддержку создания индустриальных парков и поддержку развития человеческого капитала. Направления поддержки проектов текстильного кластера г. Сурат включают:

    • Создание центров коллективного пользования (помимо производственного оборудования могут включать дизайн-центры, склады и др.);
    • Создание индустриальных парков;
    • Поддержка инновационных разработок;
    • Создание центров дизайна и прототипирования;
    • Создание центров обучения и подготовки кадров;
    • Создание выставочных центров и площадок;
    • Создание лабораторий тестирования материалов.

     

    Кластер спортивной и оутдор-индустрии в г. Портленд, штат Орегон, США

    В данном кластере участвуют более 800 компаний, сфокусированных на дизайне и технологиях спортивной и оутдор-индустрии – производства одежды, обуви и аксессуаров для спорта, активного отдыха и туризма. Сегодня кластер насчитывает более 20 тыс. рабочих мест со средней заработной платой сотрудника $82,700/год15. Кластер является центром притяжения международных спортивных и оутдор компаний. Кластер первоначально формировался вокруг исследовательских и маркетинговых проектов Nike. Так, в 1982 году в контуре кластера возникло рекламное агентство Wieden+Kennedy (W+K), которое через 6 лет разработало для компании «Nike» слоган «Just Do It», ставший известным девизом спорта по всему миру. С конца 90-х в кластере открыли свои офисы и штаб локальные штаб-квартиры компании Adidas, Columbia Sportwear, Merrill, Icebreaker, Keen&Showers, Montbell, Mizuno. C 2012 года помимо проектов оутдор-тематики в кластере появились проекты создания носимых девайсов и электроники (совместные проекты Intel и OHSU; Nike и Apple).
    Специфика кластера заключается в управлении глобальными цепочками создания стоимости, значительном акценте на маркетинге продукта, углублении продуктовой дифференции за счет новых технологических разработок и развитии экосистемы с участием МСП16 и стартапов – нишевых игроков – производителей уникальных решений в спортивной и оутдор-индустрии.

    Ключевые направления развития кластера включают:
    • Нетворкинг посредством контактов «лицом к лицу»;
    • Консультативная поддержка компаний, в том числе по обеспечению соответствия мировым стандартам (OIA Eco и др.);
    • Развитие профильного дизайн-форума PDX.

    Кластер текстильных и гибких материалов Techtera, г. Лион, Франция

    Кластер представляет место концентрации профильной науки и высокотехнологичных компаний: из 130 участников кластера 30 – это университеты, профильные школы и лаборатории, 8 крупных промышленных групп и более 70 – МСП . В кластере создано более 10 тыс. рабочих мест, он занимает 2 место во Франции по инновационной активности, покрывает более 70% производимых в стране текстильных материалов. Среди участников кластера такие компании, как Zodiac Aerospace, Porcher Industries, Gibaud, SKF и др. Кластер координирует специализированная некоммерческая организация (ассоциация), оказывающая всестороннюю поддержку его участникам. С момента создания кластера в 2005 году объем привлеченных средств в кластерные проекты оценивается в 510 млн евро.

    Основной фокус деятельности специализированной организации кластера – поддержка проектов, нацеленных на инновации. Органы управления специализированной организацией включают17:

    • Административный совет – состоит из 4 групп участников кластера, представляющих интересы всех участников кластера;
    • Исполнительный совет (правление) – 6-10 человек, отвечающих за подготовку и реализацию решений по управлению кластером, согласованию НИОКР-проектов;
    • Комитет по науке и технологиям – состоит из независимых экспертов. Собирается ежемесячно для оценки НИОКР-проектов для подготовки решений Исполнительного совета.
    На регулярной основе специализированная организация кластера «Techtera» ведет следующую работу:
    • Организация конференций и семинаров с экспертами – представителями бизнеса, науки и органов власти – для обсуждения будущих тенденций развития отрасли.
    • Поддержка реализации исследований и разработок посредством помощи в упаковке проектов и привлечения дополнительных ресурсов для их реализации как на региональном, так и на национальном, европейском и глобальном уровне.
    • Разработка и организация тренинговых и образовательных программ.
    • Поддержка коммуникаций между потенциальными партнерами (по рынкам и технологиям), включая привлечение инвесторов для реализации совместных проектов, поддержку выхода на международные рынки и интернализации компаний кластера – от предоставления маркетинговой информации до организации выставок, деловых миссий и т.д.

    Бояров Артур Дмитриевич - кандидат экономических наук, эксперт в области стратегического и инновационного менеджмента. Заместитель Председателя правления Ассоциации поставщиков товаров и услуг для туризма и активного отдыха (Российская оутдор группа, www.r-o-g.ru). Советник при советах директоров ряда российских компаний.

     

    Ссылки:

    [1] Etzkowitz, H., & Leydesdorff, L. (2000). The Dynamics of Innovation: From National Systems and ‘Mode 2’ to a Triple Helix of University-Industry-Government Relations. Research Policy, 29(2), 109-123.

    [2] Кластерная политика: зарубежный опыт от 14 января 2014 г. Журнал Стратегия, 2014. http://strategyjournal.ru/news/promyshlennost/klasternaya-politika-zarubezhnyj-opyt/

    [3] Абашкин В. Л., Бояров А. Д., Куценко Е. С. Кластерная политика в России: от теории к практике // Форсайт — 2012 — Т. 6. No 3.

    [4] Данные портала Карта кластеров России, Российская кластерная обсерватория НИУ ВШЭ. http://map.cluster.hse.ru

    [5] Кластерная политика: достижение глобальной конкурентоспособности / В.Л. Абашкин, С.В. Артемов, Е.А. Исланкина и др. – М.: НИУ ВШЭ, 2017.

    [6] Данные, представленные на портале https://www.gisip.ru

    [7] Росстат, 2017. https://www.kompravda.eu/daily/26770.4/3802363/

    [8] Текущее состояние и перспективы развития легкой промышленности в России [Текст] : докл. к XV Апр. междунар. науч. конф. по проблемам развития экономики и общества, Москва, 1–4 апр. 2014 г. / В. В. Радаев (рук. исслед. кол.), В. Н. Данилина, З. В. Котельникова, Е. А. Назарбаева ; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2014

    [9] Статистический сборник Росстата, 2017. https://finance.rambler.ru/news/2017-08-23/rossiyskaya-legkaya-promyshlennost/

    [10] Данные портала РИА МОДА (http://www.riamoda.ru/article/news-299.html)

    [11] https://minprom.government-nnov.ru/?id=101183

    [12] Аналитика EY из презентации Концепции развития легкой промышленности. http://minpromtorg.gov.ru/common/upload/files/docs/Kontseptsiya_razvitiya_legkoy_promyshlennosti%5B2%5D.pdf

    [13] Предварительные данные глобального обзора игроков отрасли производства одежды и обуви, Euromonitor International, 2017. http://iis.aastocks.com/20171103/002963063-14.PDF

    [14] Textiles and Apparel Report, India Brand Equity Foundation (IBEF), 2016.

    [15] Данные порталов https://prosperportland.us, http://aoportland.com

    [16] Данные о кластере Techtera представлены согласно отчету Techtera Аctivity Report, 2016. https://www.techtera.org/uploads/2016/04/techtera-activity-report-2016-2017-edition.pdf

    [17] Данные портала European Cluster Collaboration Platform, 2017. https://www.clustercollaboration.eu

     

     

    Источники информации:

    1. Etzkowitz, H., & Leydesdorff, L. (2000). The Dynamics of Innovation: From National Systems and ‘Mode 2’ to a Triple Helix of University-Industry-Government Relations. Research Policy, 29(2), 2000.
    2. Кластерная политика: зарубежный опыт. Стратегия, 2014. http://strategyjournal.ru/news/promyshlennost/klasternaya-politika-zarubezhnyj-opyt/
    3. Абашкин В. Л., Бояров А. Д., Куценко Е. С. Кластерная политика в России: от теории к практике // Форсайт — 2012 — Т. 6. No 3.
    4. Данные портала Карта кластеров России, Российская кластерная обсерватория НИУ ВШЭ. http://map.cluster.hse.ru
    5. Кластерная политика: достижение глобальной конкурентоспособности / В.Л. Абашкин, С.В. Артемов, Е.А. Исланкина и др.. – М.: НИУ ВШЭ, 2017.
    6. Данные, представленные на портале https://www.gisip.ru
    7. Росстат, 2017. https://www.kompravda.eu/daily/26770.4/3802363/
    8. Текущее состояние и перспективы развития легкой промышленности в России [Текст] : докл. к XV Апр. междунар. науч. конф. по проблемам развития экономики и общества, Москва, 1–4 апр. 2014 г. / В. В. Радаев (рук. исслед. кол.), В. Н. Данилина, З. В. Котельникова, Е. А. Назарбаева ; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2014
    9. Статистический сборник Росстата, 2017. https://finance.rambler.ru/news/2017-08-23/rossiyskaya-legkaya-promyshlennost/
    10. Данные портала РИА МОДА (http://www.riamoda.ru/article/news-299.html)
    11. https://minprom.government-nnov.ru/?id=101183
    12. Аналитика EY из презентации Концепции развития легкой промышленности. http://minpromtorg.gov.ru/common/upload/files/docs/Kontseptsiya_razvitiya_legkoy_promyshlennosti%5B2%5D.pdf
    13. Предварительные данные глобального обзора игроков отрасли производства одежды и обуви, Euromonitor International, 2017. http://iis.aastocks.com/20171103/002963063-14.PDF
    14. Textiles and Apparel Report, India Brand Equity Foundation (IBEF), 2016.
    15. Данные порталов https://prosperportland.us, http://aoportland.com
    16. Данные о кластере Techtera представлены согласно отчету Techtera Аctivity Report, 2016. https://www.techtera.org/uploads/2016/04/techtera-activity-report-2016-2017-edition.pdf
    17. Данные портала European Cluster Collaboration Platform, 2017. https://www.clustercollaboration.eu

     

    АО "Текстильэкспо"

    Выставки делаем мы!

    Контакты

    Адрес: Москва, 115162,

    ул. Мытная, д. 46с5

    Телефон: +7 (495) 748-71-35, +7 (495) 748-69-45

    E-mail: fair@textilexpo.ru 

    Ярмарка предназначена для профессиональных посетителей. Дети до 16 лет  не допускаются!

    ПОЖАЛУЙСТА, помните об этом во избежание недоразумений!

     

    All Rights Reserved © 2018 designed by TextilExpo

    Меню