Войти

Войти

    ТЁПЛЫЙ МИР С 220-ЛЕТНЕЙ ИСТОРИЕЙ

    "Мы находимся в месте силы", – говорит исполнительный директор Троицкой камвольной фабрики Ярослав Кириченко, показывая на плакат -  увеличенную до размеров постера групповую фотокарточку 1914 года. Над портретами дореволюционных владельцев фабрики – высокий берег Десны перед плотиной.

     

    Вокруг давно вырос большой город, но здесь всё по-прежнему: крутой склон, над ним – башня, слева – здание 1883 года с полукруглыми кирпичными сводами. Но к нему пристроили новое, уже советских времён. И те, кто трудятся здесь, каждый день, по пути из столовой в цех, из кабинетов в лаборатории, проходят путь из фабрики исторической в фабрику современную.

    Собственным коштом

    Первое промышленное производство Троицка старше города на 180 лет. Датой основания фабрики считается 1897 год – именно эти цифры выгравированы у проходной на памятной табличке к двухсотлетнему юбилею. Стало быть, в этом году исполняется 220 лет - тоже круглая дата. Отмечать её будут, но спокойно; когда вокруг тебя история, к этому привыкаешь. Как привыкли и к дате, которая, по сути, условность – так написано в справочнике "Города Подмосковья" (1981), но подтверждения этой дате нет. Зато известно, что родоначальником фабрики был владелец села Троицкое Яков Матвеевич Евреинов, государственный деятель времен императрицы Елизаветы. "Государыня Всемилостивейшая! Бьет челом Коммерц-коллегии вице-президент Яков Матвеевич сын Евреинов", – писал он императрице 25 июля 1751 года и просил позволения "...завести фабрику собственным своим коштом, не требуя из казны..."

    Поначалу фабрика была невелика. Краевед Н. И. Беднажевская считает, что производство холста и сукна в XVIII веке было невелико и носило местный характер. Масштабы выросли, когда в начале XIX века село Троицкое перешло от Евреиновых к Лёвшиным, которые от текстильного производства были далеки, и, вероятно, в 1820 году владельцем фабрики стал купец Павел Прохоров. "Щипка шерсти производится на двух щипальных машинах, работающих день и ночь водяным приводом", – гласят архивы. В 50-х годах каждую весеннюю стрижку сюда поступало 15 тысяч пудов шерсти, которая превращалась в пряжу, а затем в сукно, которое везли на лошадях на московские фабрики, где сушили и красили. "Рабочих мужского пола взрослых – 220 человек, малолеток – 130, приходящих 50", – говорят архивы 1857 года. Уже совсем не "местное производство"!

     

    Шинель по госзаказу

    Подъем можно связать с тем, что дело попало к профессионалу (у Прохоровых были еще две фабрики по соседству), и с тем, что купцам удалось получить, как сказали бы сейчас, военный госзаказ. "Его превосходительству [..] Московскому губернатору [..] от московского 1-й гильдии купца Павла Прохорова. Имею две суконные фабрики, на которых отделанные сукна имею желание поставлять в Комитет снабжения войск", – гласит "всепокорнейшее прошение" от 10 августа 1833 г.

    Троицкому краеведу Лидии Глебовой удалось выяснить имена и следующих владельцев и управляющих. В 1855 году, после смерти Ивана Павловича Прохорова, фабрику приобрёл купец Александр Александров, его сменил сын Афанасий, в 1879-м пришел купец Эрнест Купфер, в 1881-м – полковник Николай Войт, который, по легенде, проиграл своё владение в карты. Производство достигло 9 тысяч кусков сукна в год, а в дополнение к водяным появились две паровые машины. В начале XX века Россия включилась в индустриальную гонку, и фабрика развивалась бурными темпами. В 1890-м она принадлежала Товариществу Троицкой суконной фабрики, которым руководило швейцарское семейство Ришей. Эмиль Риш и управляющий Отто Ципсер построили электростанцию, водопровод, 10 производственных корпусов, три казармы для рабочих. При фабрике появились школа, кухня, пекарня и даже больница. К 1914 году здесь трудилось в две смены целых 700 человек! Рабочий день составлял 10-12 часов, за опоздание жестоко штрафовали, а заработок у мужчин составлял 10-12 рублей (15-20 тысяч сегодняшних рублей), у женщин – 5-7. Жили рабочие в каморках казарм, спали в цехах под станками или на кипах шерсти. В 1937 году Софья Богаткина вспоминала: "Работали мы как каторжные. В заготовительном цехе была такая пылища, что к концу смены мы едва различали друг друга. Рабочим и того хуже было. Носили они зимой через двор ковры на себе, вручную. Пройдут разок-другой, и глянь – покрылись ледяной коркой и падают на ходу".

     

    Деньги и труд

    После революции фабрику национализировали. До войны там делали шерстяные ткани, в военные годы - шинельное сукно, затем - широкий ассортимент тканей, платки, чулки, шапки-ушанки. После войны на фабрике был максимум занятости - до 1000 человек! Она была центром посёлка, но рядом рос и набирал силу Академгородок...

    Символично, что именно в 1977-м, когда Троицк стал городом, фабрика сделала смелый шаг. Из суконной, то есть производящей ткани, она стала камвольной, делающей полуфабрикат для пряжи - гребенную ленту. При директоре Владимире Парусове закупили 177 машин производства ГДР, Франции, Польши. В 1985 году его сменил Иван Почечуев, а в 90-х произошел еще один крутой поворот. Фабрика доукомплектовала производство, чтобы выпускать готовую пряжу для ручного вязания. Распался Союз, предприятия закрывались, и то, что камвольное производство удалось сохранить, кажется настоящим чудом.

    Ярослав Кириченко цитирует плакат у входа на фабрику: "Деньги сами не растут, деньги должен сделать труд". "В 90-х, после первой эйфории приватизации, у руководителей предприятий был выбор, - продолжает он. - Безусловный запрос на продукцию закончился, и надо было думать, что производить, искать, что пользуется спросом, выстраивать новые экономические связи, словом, встать на своем утлом челне среди бушующих волн. Или сдавать территорию в аренду под торговые центры, офисы, склады... Мы же пошли по более сложному пути, который позволил нам сохранить уникальное предприятие и трудовой коллектив, успешно преодолеть 90-е и нулевые".

     

    Город шерсти

    Сейчас в штате фабрики - около 500 человек, от технологов с высшим текстильным образованием до грузчиков, в полной мере интернациональный состав. Троицкая фабрика способствует появлению рабочих мест по всей России. "Мы являемся отраслеобразующим предприятием, - говорит Кириченко. - На нас работают крупные агрохолдинги и фермерские хозяйства в Калмыкии, Ставропольском крае, Астраханской области, Чечне, Дагестане, Горном Алтае, Туве..." Несколько сотен тысяч овец щиплют траву ради Троицкой фабрики. Целый небольшой город!

    "Принципы обработки шерсти не поменялись со времён Древней Греции и Рима: ее нужно расчесать, а потом спрясть. Сначала это делалось вручную, затем - на  машинах", - отмечает Ярослав. В Троицкой производственной цепочке - 17 звеньев: помыть, расчесать, покрасить, снова помыть, высушить, вытянуть в нить, свить в пряжу... "Почти как адронный коллайдер!" - говорят школьники, которым случается быть здесь на экскурсиях.

    Примерно треть шерсти, полученной от хозяйств, очищенная и обработанная, сразу идёт на продажу, еще треть превращается в гребенную ленту - полуфабрикат для других предприятий, остальное становится пряжей для вязания. Отдельно надо упомянуть пуховые платки. "Павлово-Посадские платки - один из брендов России, но не все знают, что они производятся из Троицкой пряжи. Для её выработки работает отдельный цех", - говорит исполнительный директор.

    "Принципы обработки шерсти не поменялись со времён Древней Греции и Рима: ее нужно расчесать, а потом спрясть. Сначала это делалось вручную, затем - на  машинах", - отмечает Ярослав. В Троицкой производственной цепочке - 17 звеньев: помыть, расчесать, покрасить, снова помыть, высушить, вытянуть в нить, свить в пряжу... "Почти как адронный коллайдер!"  

     

    Зефир для модниц

    Новое оборудование для Троицка поставляют завсегдатаи моды в текстильном оборудовании - итальянцы. У руководителя компании Campanini русские корни - зовут его, на итальянский манер, Ивано Кампанини, и он нередко бывает в Троицке на монтаже новых машин. Из технических изюминок - аппарат для принтового крашения, который выдаёт разноцветную нить, и  прядильные машины, выдающие пряжу в виде вязаного шнура. А из визуальных - новые оттенки, которые разрабатывают прямо на фабрике, в колористической лаборатории. Такие как "цвета года" по шкале Pantone: в 2017 году популярны цвета "гончарная глина", "фуксия", "горчично-желтый" и... "кожа акулы". Важно не только придумать цвет, но и выдерживать его на протяжении нескольких лет. "Шерсть по природе своей уникальна. Она как виноград, каждый год особенная, - говорит Кириченко. - И попадание в один и тот же оттенок - филигранно тонкая работа".

    Даже придумывание названий для новых оттенков и видов пряжи - творчество. "Есть тренд на вязание из толстой пряжи. Вязанием занимаются молодые бизнес-вумен, у которых мало времени, а чем объемнее пряжа, чем быстрее можно связать изделие. Недавно наметилась популярность вязания без спиц, руками", - рассказывает Кириченко. Для этого у фабрики есть новинки - похожие на пухлую ленту пряжи "Зефир" и "Пастила". "Эти названия были вначале восприняты скептически, но затем во многом за счет них, пряжа стала популярной". За пару часов модница может связать себе из "Пастилы" шарф, накидку и даже рюкзак.

    Новое оборудование для Троицка поставляют завсегдатаи моды в текстильном оборудовании - итальянцы. У руководителя компании Campanini русские корни - зовут его, на итальянский манер, Ивано Кампанини, и он нередко бывает в Троицке на монтаже новых машин.  

     

    Не только бабушки

    Фабрика обращает внимание на тех, кто занимается рукоделием, или, по-нынешнему, хендмейдом. "У нас есть желание сделать пряжу современным продуктом, - говорит Ярослав Кириченко. - Вязание очень сильно помолодело. Есть такой популярный слоган: "Вяжут не только бабушки". Наша миссия - качественная продукция из шерсти, доступная всем нашим клиентам". В Троицке работает фирменный магазин "Твой теплый мир", а на фабрике открыты курсы вязания. "Доступность - это еще и понятность. В рукоделии много сложностей, а мы помогаем их преодолеть. В 2016 году начал активно развиваться наш видеоканал, мы снимаем мастер-классы, и некоторые ролики уже набрали больше ста тысяч просмотров", - говорит Кириченко.

    В советское время вязали и шили, потому что красивая одежда была в дефиците. Теперь всё доступно, но тяга к рукоделию не ослабевает. "Вязание напрямую связано с инновациями, - считает Ярослав. - Современные фабрики уже не требуют большого человеческого ресурса, и люди ищут себе новое применение. Им проще организовать небольшую семейную, дружескую компанию, выпускать нечто уникальное, штучное, неповторимое. Такое, как изделия из чистой шерсти. А для этого и есть мы".

     

    Владимир МИЛОВИДОВ

    Фото - Михаил ФЕДИН и из архива ТКФ

     

    АО "Текстильэкспо"

    Выставки делаем мы!

    Контакты

    Адрес: Москва, 115162,

    ул. Мытная, д. 46с5

    Телефон: +7 (495) 748-71-35, +7 (495) 748-69-45

    E-mail: fair@textilexpo.ru 

    Ярмарка предназначена для профессиональных посетителей. Дети до 16 лет  не допускаются!

    ПОЖАЛУЙСТА, помните об этом во избежание недоразумений!

     

    All Rights Reserved © 2018 designed by TextilExpo

    Меню